#УМеняЕстьИстория

ГНИЛАЯ СЛИВА
Иногда с нами случается то, что я называю эффектом гнилой сливы.
Если вы покупали фрукты в Киеве в разгар лета возле метро или на ярмарке, то прекрасно знаете, что в июне-июле нежные ягоды продаются в таких тоненьких пластиковых контейнерах. А потом в таких же контейнерах мы покупаем и первые фрукты. Дома все надо моментально переложить, потому что как правило (не всегда, но чаще всего), на дне контейнера находятся погибшие плоды. Не заметишь гниль – придется выбросить целый контейнер. Однажды я покупала сливы у семьи селян, которые продавали только что собранные свои же сливы: папа подносит ящики, мама с дочкой лет одиннадцати насыпают. Как вы думаете, были здесь гнилые фрукты на дне контейнера?
Я уверена, что собственной выгоды от содеянных пакостей у людей гораздо меньше, чем нанесенного себе же урона, хоть и с отсрочкой. Наверное, это такая национальная черта переросшая в национальную трагедию. Весь этот выкопанный янтарь, вывезенная чужая валюта в чужие же земли, вырубленный, сожженный, изуродованный лес, все это – мы.
Вот появился новый дом, кривые стены, некачественные стеклопакеты. Я смотрю в пустые еще окна, в бессмысленные глаза очередного уродца, и думаю, что этот дом мог быть не только новым, но и современным, уютным, удобным, смотреть на мир большими распахнутыми глазами.
Нам не нужно врагов, пока наши люди в нашей стране для наших людей будут делать такие окна, раскладывать гнилую еду, проводить реформы для ухудшения и без того непростого житья-бытья. Реформы и власть. Мы часто пеняем на власть, но это тоже наши люди, которые забираясь на самую верхушку теряют связь с действительностью и остатки здравого смысла. Забывая, что они есть нанятые менеджеры и презирая работодателя, они живут строго по своим законам: законам власти.
Просматривая недавно ленту, была шокирована.
Заболевшая коронавирусом и прошедшая все круги ада нашей отреформированной медицины мама двоих детей угрожала, что ее больные дети не станут самоизолироваться, а будут ходить по улицам и заражать всех гуляющих. Кого они будут заражать? Врагов? Или других таких же детей, своих друзей, сея беду и смерть?
Дети.
Что мы можем для них сделать?
Вывезти вначале лес из страны, а потом детей следом за лесом?
Или посадить новый лес, чтоб они не задохнулись от грязного воздуха, к которому мы их пытаемся адаптировать? Дать им хорошее образование, чтоб они были востребованы в будущем, о котором у нас весьма туманные представления? Или дать им моральные ориентиры, чтоб они не заблудились в потемках, в условном Парке Позняки, где освещение не работает даже в канун выборов, и полагаться можно только на себя?
Мы стараемся научить детей выбирать только спелые фрукты, но не всегда можем преуспеть, особенно если сами порой ошибаемся. Но что мы действительно можем, так это научить не подкладывать гнилые сливы никому. Тогда однажды наши дети для наших детей здесь построят другую страну, а эффект гнилой сливы останется историей.
УМеняЕстьИстория
Запись опубликована в рубрике Книги с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.